Автор: Mad Hurricane
Взято с: http://ficbook.net/readfic/1661212

В комнате вновь повисла напряженная тишина. Собравшиеся в доме Тсуны ребята были все на нервах от впечатлений недавней стычки. Никто и не ожидал, что новый враг появится так внезапно. Мало того, неприятель был чертовски силен. Новая мафиозная семья объявилась в Намимори только день назад, но успела уже нанести свой визит десятому поколению Вонголы. Противник решил не мелочиться и сразу показать свою силу Тсуне и его друзьям. А цель у врага была более чем банальная: размазать Вонголу по стенке, демонстрируя свое превосходство. Несмотря на то, что битва была двое на четверых, нашим героям пришлось туго. Тсуна, Ямамото и Рёхей почти не пострадали, а вот Гокудере досталось хорошо. Его боссу долго потом пришлось обрабатывать и заклеивать пластырями раны своей самопровозглашенной “правой руки”, стараясь успокоить не на шутку злого Хаято, который корил себя в том, что плохо защищал своего драгоценного Десятого. После этой, так называемой, демонстрации силы враг заявил, что хочет сразиться с полным составом хранителей Вонголы и назначил дату и место решающей битвы…

            Поэтому сейчас было объявлено что-то вроде общего сбора, на котором друзья обсуждали свалившуюся на их голову проблему. Но не хватало нескольких лиц. Сходить на следующий день в Кокуе и поговорить с Хром Тсуна вызвался сам, Хибари отсутствовал по очевидным причинам, а Гокудеру что-то заставило задержаться дома. Но вот и Ураган Вонголы наконец открыл дверь в комнату Савады, нерешительно шагнув к ребятам.

             – Простите за опоздание, Десятый, – виновато пробубнил пепельноволосый.

             То, что Хаято был неестественно тих, заметили все. Даже вечно улыбающийся Ямамото напряженно вздохнул, сведя к переносице тонкие брови.

             – Гокудера-кун, ты все еще переживаешь? – слегка расстроился Тсуна, наблюдая, как мрачный блондин присаживается рядом с ним. – Со мной же все в порядке.

             – Простите. В следующий раз я буду защищать вас лучше, – прошипел Хаято, не поднимая взгляда.

             – Эй, Реборн, – вдруг обратился Савада к сидящему на кровати аркобалено, – а если мы придем не совсем полным составом, разве у нас не будет шанса их победить?

             – Я раскопал немного данных об этой семье и могу с уверенностью сказать… что без Хибари вам там всем головы поотрывают, – спокойным тоном объявил репетитор и невозмутимо принялся пить кофе.

             – Бли-и-ин, – разочарованно проныл Тсуна и растекся по столу. – Как же мы уговорим Хибари-сана прийти? Да он никого из нас слушать не станет!

             – Ты должен выкрутиться из этой ситуации сам, – безучастно хмыкнул Реборн, на что его ученик лишь грустно захныкал.

             Ребята уже совсем отчаялись, когда в комнату внезапно ворвались орущие И-пин и Ламбо. Они, как обычно, играли в какую-то дурацкую игру, раздражая всех вокруг создаваемым шумом.

             – Ламбо! Я же просил поиграть внизу, пока мы разговариваем! У нас серьезные проблемы! – возмутился Тсуна, пытаясь поймать проворного теленка, бегающего по столу.

             – Ламбо-сан хочет есть! Тсуна! Дай мне конфет! – кричал тот, совершенно игнорируя все просьбы Савады.

             – Нет у меня конфет! Живо иди вниз!

             В следующий момент Ламбо запнулся за ногу И-пин, которая пыталась его остановить и спровадить из комнаты. В итоге неуклюжий хранитель Грозы плюхнулся на пол, больно ударившись головой.

             – Только спокой… – пробубнил он, шмыгая носом, и тут же громко зарыдал.

             – Тсуна! Это ты во всем виноват! Ламбо-сан отомстит! – завопил теленок, вытащив базуку десятилетия.

             – Ламбо, прекрати! – еще сильнее возмутился Савада, но тут на помощь вызвался Гокудера.

             Он тоже уже достаточно разозлился и, не желая терпеть поведение “глупой коровы”, принялся отбирать у Ламбо базуку.

             – Гокудера-кун, осторожнее! – испугался Тсуна, когда базука десятилетия вдруг выскользнула из рук и полетела прямо на Хаято.

             – Черт! – только успел выдать он перед тем, как исчезнуть.

             Когда розовый дым рассеялся, Гокудера все же крепко выругался, понимая, что его закинуло на десять лет вперед. И теперь он сидел на большой массивной кровати, оглядываясь по сторонам. Комната, в которой оказался Хаято, была намного просторнее комнаты Тсуны, да и интерьер казался богаче. Всюду теплые бежевые тона, аккуратно расставленная со вкусом мебель. Гокудера не мог понять, кому же принадлежит эта шикарная спальня. Неужели ему? Прислушавшись к звукам, блондин заметил, что из соседней комнатки доносился шум воды. Кто-то определенно принимал душ. Спрыгнув с постели, Хаято удивился, заметив небрежно разбросанную на полу одежду. Два черных пиджака, два галстука, бордовая рубашка и… Фиолетовая?! Гокудера, кажется, забыл, как дышать, но через пару секунд пришел в себя и метнулся к рядом стоящему комоду, на котором заприметил рамку с фотографией.

             – Не может быть… – с трудом проговорил он, не веря своим глазам.

             На фото был сам Хаято, да не один. Рядом с ним стоял Кёя, и они, черт возьми, держались за руки. Гокудера был настолько шокирован от увиденного, что даже не услышал, как прекратился шум душа и как дверь ванной тихо открылась.

             – Вао, какой сюрприз… – послышался слегка удивленный бархатный голос, от которого Хаято чуть не подпрыгнул на месте.

             Медленно обернувшись, Гокудера нервно сглотнул и уставился на возникшего перед ним взрослого хранителя Облака. Конечно, Хаято уже видел Кёю из десятилетнего будущего, но в прошлые разы Хибари всегда был одет. А сейчас прекрасное натренированное и в меру худое тело брюнета, покрытое светлыми шрамами, было прикрыто всего лишь одним белоснежным полотенцем, неловко повязанным вокруг бедер. От этого зрелища Гокудера даже неосознанно покраснел.

             – Не думал снова встретить тебя, да еще и в такое время, – проговорил Кёя, направляясь прямо к Хаято.

             Блондин вздрогнул и прижался спиной к комоду, когда Хибари за одно быстрое движение оказался совсем близко.

             – Чего дрожишь, травоядное? Не ожидал увидеть меня? – хищно ухмыльнулся Кёя, нависая над бедным Хаято, который до сих пор от шока не мог сказать и слова.

             – Еще б… – сквозь зубы процедил Гокудера, стараясь сохранить остатки спокойствия, что было совсем нелегко под тяжелым взглядом стальных глаз. – Только не говори мне, что мы…

            – И почему такая реакция? Ты не рад? – вздохнул Хибари и, возвращая Гокудере личное пространство, шагнул в сторону кровати.

             – Я должен быть рад? С чего это? – нахмурился Хаято, не сводя пристального взгляда с брюнета, который вальяжно расселся на кровати, закинув ногу на ногу.

             – Ах да, тот день в прошлом, когда ты пришел ко мне умолять защитить твое несчастное стадо, которое ты называешь друзьями, видимо, еще не наступил, – задумчиво протянул Кёя.

             – Что?! – возмутился Гокудера, покраснев еще больше. – Да я бы ни за что…!

             – Ты еще как придешь, – перебил Хибари грозную речь блондина и подозрительно ухмыльнулся.

             Хаято наконец сорвался. Подскочив к надменному брюнету, он и сам не понял, что хотел сделать, то ли ударить, то ли еще что… Но ничего не вышло. Кёя ловко перехватил запястья маленького Урагана и мгновенно прижал того к подушкам.

             – Вао, – усмехнулся Хибари, нависая над красным от смущения и злости Гокудерой. – Хаято зубки решил показать?... Знаешь, ты сейчас настолько соблазнительно выглядишь, что я затрахал бы тебя до смерти, но, пожалуй, оставлю это удовольствие своей младшей версии.

             Гокудера не смог даже возразить, прежде чем его губы были уже во власти обжигающих губ Облака. Однако Хибари не успел полностью насладиться поцелуем, так как действие базуки закончилось, и блондин вновь вернулся в свое время…

            – Эм… Гокудера-кун? – осторожно позвал Тсуна, глядя на ошарашенного и жутко красного Хаято, который сидел перед ним на полу.

             Гокудера удивленно захлопал ресницами и вдруг понял, что он уже снова в комнате своего босса. Все присутствующие с таким же недоумением смотрели на Урагана, не понимая, почему он вернулся в таком странном виде.

             – Так, и что будущий я вам сказал? – резко пришел в себя Хаято.

             – Да ничего особого, – пожал плечами Тсуна. – Он просто поиграл с Ламбо, и тот на удивление быстро успокоился и даже уснул.

             Савада довольно улыбнулся и ткнул пальцем в сторону кровати, на которой действительно уже смотрел седьмые сны недавно буйствовавший теленок.

             – Поиграл… с Ламбо…? – медленно повторил Хаято, все еще с трудом переваривая то, что он узнал, побывав в будущем.

             – Ну да, – кивнул Тсуна. – Зато теперь он не будет мешать. А я и не знал, что взрослый Гокудера-кун так хорошо будет управляться с детьми.

             – А про Хибари он ничего не сказал?! – заволновался Гокудера, повысив тон.

             – Э… Нет. А должен был? – удивился Савада.

             – Черт, черт… – зашипел Ураган, хватаясь за голову.

             Все это действительно выводило из себя. Мозг продолжал отказываться воспринимать такую кошмарную информацию, да и сам Хаято не желал верить в то, что в будущем они с Облаком будут вместе. Как вообще так получилось?

             – Так что мы будем делать с Хибари? – вдруг оживился Рёхей. – Может, я поговорю с ним?

             – Нет, старший братик, это точно не самая лучшая идея, он же побьет тебя! – сразу принялся отговаривать Сасагаву Тсуна.

             – Тогда я? – предложил свою кандидатуру Ямамото.

             – Я пойду, – неожиданно даже для самого себя выдал Гокудера, после чего в комнате повисла тишина.

             – Хиии! Вы же убьете друг друга! – еще сильнее запаниковал Савада.

             – Гокудера, что это на тебя нашло? – не меньше всех удивился Ямамото.

             – Просто положитесь на меня, Десятый. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, – немного притихнув, выговорил Хаято.

             – Только вернись живым, пожалуйста, – прохныкал Тсуна.

             – Ага, – не очень убедительно кивнул Гокудера и, поднявшись на ноги, шагнул к двери.

             К началу вечера Хаято все же настроил себя на предстоящую встречу и разговор. Перед этим он целый час просто лежал и курил, взвешивая все “за” и “против” своего решения. Конечно, перспектива идти навстречу смерти была не очень привлекательной, но другого выхода все равно не было, к тому же он пообещал Тсуне. Поэтому пришлось поднять свою задницу с уютной кровати и поплестись в школу. Гокудера не знал, застанет ли он сейчас главу дисциплинарного комитета на месте, но что-то подсказывало, что Хибари определенно и точно должен быть в его ненаглядной школе. Интуиция так же шептала, что нужно шагать сразу в кабинет ДК, и Хаято повиновался своему внутреннему голосу. Вечером в школе было слишком тихо, а Гокудера, слушая свои неуверенные шаги, с каждой секундой начинал волноваться все сильнее.

             Дверь в кабинет ДК почему-то была приоткрыта, и Хаято, нервно постучав по деревянной поверхности, робко заглянул внутрь. Кёя невозмутимо сидел за своим столом, с напряженным видом изучая какие-то документы. Он даже не обратил внимания на побеспокоившего его блондина.

             – Эй, Хибари, поговорить надо, – негромко прохрипел Гокудера, проходя в кабинет.

             – Я занят, травоядное, – спокойно ответил Облако, даже не взглянув на Хаято.

             – Опять травоядное, – недовольно буркнул блондин, сунув руки в карманы джинсов.

             – Какие проблемы?

             Кёя все же удосужился взглянуть на Урагана, не понимая, какой черт принес сюда пепельноволосого подрывника.

             – Помощь нужна, – сухо выдавил Гокудера, стараясь не сталкиваться с серо-голубым пристальным взглядом.

             – Помощь? – с удивлением изогнув левую бровь, переспросил Хибари. – С чего бы мне помогать тебе?

             – Ай, давай сразу к делу, – нетерпеливо проговорил Хаято, уверенно сжав кулаки. – Что нужно, чтобы ты присоединился к Вонголе и дрался вместе с нами?

             Кёя на секунду удивился, но тут же криво усмехнулся, поудобней развалившись в своем кресле.

             – Вао, какие смелые заявления я слышу. Неужели положение действительно настолько отчаянное?

             – Да, – неохотно признался Гокудера, все еще пряча взгляд.

             Хибари плавно поднялся с насиженного места и быстро обогнул свой массивный стол.

             – Подойди, – холодно приказал Облако, присев на край и сложив руки на груди.

             Хаято на пару секунд замешкался, но все же шагнул к сосредоточенному брюнету.

             – Ну так что? – неуверенно спросил Гокудера, встав прямо перед главой ДК.

             – Тебе могут не понравиться мои требования, – ледяным тоном осведомил Хибари.

             – Да ладно? – съязвил Ураган, нелепо усмехнувшись. – Я уже догадываюсь, чего ты хочешь.

             – И чего же? – недобро сверкнул глазами Кёя.

             – Ты первый скажи, – растерялся Хаято.

             – Не переводи стрелки, травоядное.

             Гокудера чувствовал себя до жути неловко, а в голову то и дело прокрадывались воспоминания о встрече со взрослым Хибари. И тогда Хаято вдруг осенило. Ведь брюнет поцеловал его. Поцеловал властным и собственническим поцелуем, от которого у Гокудеры дыхание сперло. Но не было неприятно. Скорей наоборот.

             Ну Хаято и решил, что незачем тормозить. Робко потянувшись к губам Кёи, блондин уже зажмурил глаза, но желаемого поцелуя не получил. Хибари мгновенно раскрыл планы Гокудеры и, резко схватив того за горло, дернул на себя, разворачивая его спиной к столу. Хаято пришлось сесть на гладкую поверхность, хватаясь за руку, которая немного болезненно сжимала его шею. Кёя же снова оказался слишком близко к блондину, встав между его разведенных коленей.

             – А ты смелый, – одобрительно хмыкнул Хибари, разглядывая лицо Гокудеры, который отчаянно пытался освободиться из смертельной хватки.

             – Пусти, – прошипел Хаято, уже двумя руками пытаясь отцепить от своего горла руку Облака.

             – Нет уж, зверек, – хищно ухмыльнулся Кёя, приближаясь к губам блондина. – Ты сам загнал себя в ловушку, и теперь ты мой.

             Гокудера не успел ничего возразить. Хибари уже целовал его, почти так же умело, как и его взрослая версия. Рука отпустила горло и переместилась на затылок, сжав в кулаке пепельные локоны. Другая же властно обвила талию Хаято и пододвинула блондина ближе.

             – Хибари… – прошептал Гокудера, жадно глотая воздух, когда брюнет наконец оторвался от его губ и принялся прикусывать нежную кожу на шее Урагана. – Почему? Почему ты это делаешь?

             – Я лишь отвечаю на твой вопрос, – неохотно отвлекся от своего занятия Кёя. – Я помогу спасти ваши задницы, если ты станешь моим.

             – Но… почему… я?

             – Потому что я хочу именно тебя, – твердо заявил Хибари, пронзая собственническим взглядом Гокудеру, отчего у пепельноволосого аж мурашки по коже побежали.

             – Всегда хотел, – уже тише добавил Кёя и вновь поцеловал Хаято.

             А Ураган даже не думал сопротивляться, ведь он просто таял под этими настойчивыми и одновременно нежными ласками Облака. Гокудера и представить не мог, что Хибари способен быть таким, не мог представить, что ему понравится близость брюнета настолько, что не захочется ни на миг освобождаться из этих сильных объятий.

             Хаято никогда не верил в любовь с первого взгляда, но зато теперь он сам лично убедился, что существует любовь с первого прикосновения.

***

             – Ну так не интересно, – проворчал брюнет, отстраняясь от вернувшегося к нему любовника.

             – Не интересно? – удивился Гокудера, хмуря брови. – Что это ты делал со мной мелким, пока меня не было, а, Кёя?

             – А что я мог успеть сделать за каких-то несколько минут? – отмахнулся Хибари и развалился на кровати.

             – Знаю я тебя, – недовольно буркнул Хаято, приподнимаясь на локтях. – Эх, хорошо хоть рубашку запасную успел надеть. Это было слишком внезапно.

             – Хорошо, что ты не поменялся со своей младшей версией чуть раньше, во время секса, а то было бы совсем некрасиво, – подметил Кёя, небрежно закидывая за голову руки.

             – Твоя правда, – усмехнулся блондин и провел пальцами по твердому прессу Хибари, прижимаясь к своему любовнику. – Кстати, Ламбо вырубился, поэтому можем повторить...

             – Ненасытный зверек, – довольно ухмыльнулся Кёя и быстро прижал Хаято к подушкам. – Люблю тебя.

             – А я тебя…