Сигарета, зажатая зубами Джи, передвигается вместе с размеренными шагами Алауди. Произвольно или нет, тлеющий конец неизменно смотрит на него, вызывающе и доверительно одновременно. Пепел должен сыпаться на колени, но его уносит в сторону, что кажется совсем уж немыслимым - ветра-то нет. Должно быть, даже пепел боится Джи.
А Алауди его не боится. Именно поэтому Джи сидит сейчас с захваченными в наручники за спиной руками, именно поэтому он не может погасить сигарету, именно поэтому пепел вынужден чудом падать на пол, минуя его колени. Все взаимосвязано, и всему виной Алауди со своими несколько ненормальными прихотями.
- Что ты делал прошлой ночью? - спрашивает он, не прекращая постоянно перемещаться вокруг.
- Общался с одним кретином, - огрызается Джи.
Может показаться, что ритм шагов Алауди на секунду сбился, но это произошло слишком быстро, чтобы о чем-то говорить.
- С кем же? - голос все такой же равнодушный.
- С врачом. Интересовался, что помогает при раннем склерозе.
Алауди впервые смотрит на Джи с каким-то подобием интереса.
- Считай, что шутка удалась. И все же, что ты делал прошлой ночью?
В схватке хладнокровия (не первой, надо заметить) на этот раз проигрывает Джи, когда не выдерживает, выплевывает сигарету и дергает руками.
- Тебе же лучше всех это известно!
- Хотелось бы услышать это от тебя.
Джи неразборчиво бормочет что-то крайне нелестное и, не успевает посоветовать Алауди применить свою гениальную дедукцию, как обнаруживает себя теряющим равновесие и летящим со стула. Недооценивать силу скользящего удара с левой руки определенно не стоило.
На правой скуле неторопливо проявляется синяк, левая саднит от близкого знакомства с полом, а в дополнение ко всему Джи ухитрился приземлиться плечом на ещё не потухшую сигарету. Рубашке точно конец.
- Сволочь, - фыркает Джи. К нему парадоксальным образом возвращается спокойствие. - Руки хотя бы освободи. Я, может, тоже хочу тебе врезать.
И морщится, когда Алауди без лишней жалости давит ботинком на пальцы, будто сломать собрался.
- Скажешь?
- Да пошел ты.
Джи не намерен потакать чужим желаниям, а за пальцы он не боится. Знает - Алауди не сломает.
Не сможет.

Взято с - --